Станислав Лем. Сумма технологии
morbow
15:48 26.03.2017
Станислав Лем. Сумма технологии
Несколько лет назад я гонялся за книгами Станислава Лема, стараясь собрать наиболее полное собрание его сочинений. Наиболее полной серией из всех доступных на то время изданий была серия издательства АСТ, которая так и называется - Станислав Лем. Однако часть книг публиковалась так же в серии Philosophy. Эта серия издана на более качественной белой и плотной бумаге, поэтому если том имелся в обеих сериях, то я стремился взять том из серии Philosophy.

Мне легко удавалось покупать интересующие меня тома, за исключением самых популярных. Из всех редких томов особой редкостью выделялся именно том "Сумма технологии" в серии Philosophy. Он мне на глаза не попадался ни разу, ни на книжных полках, ни в онлайн-магазинах. Поэтому когда однажды мне попался на глаза том "Сумма технологии" из серии "Станислав Лем", я взял его почти не задумываясь - шансы купить этот том в серии Philosophy были практически равными нулю.

Некоторое время этот том, среди других книг Станислава Лема, отлёживался на книжных полках, дожидаясь, когда же я до него доберусь. Свою роль в том, чтобы я прочитал, наконец, эту книгу, сыграл Анатолий Вассерман, который неоднократно называл её в списке четырёх книг, способствующих формированию целостной картины мира.

Книга представляет собой сборник статей с размышлениями на самые разные темы. Лем пишет, что ему пришлось довольно жёстко ограничить круг рассматриваемых тем, потому что в ином случае книга получилась бы настолько большой, что её не удалось бы завершить. Из-за такого жёсткого ограничения читателю может справедливо показаться, что книга не сбалансирована - некоторые темы разобраны достаточно подробны, а некоторые упомянуты вскользь, а то и вовсе остались за рамками обсуждений. Дальше следует моя вольная сокращённая интерпретация размышлений автора на темы, показавшиеся мне наиболее важными.

Об инопланетных цивилизациях

Почему космос "молчит"? У Лема имеется множество различных объяснений на этот счёт.

Во-первых, может быть мы и правда одиноки. Нам лишь кажется, что если что-то возникло хотя бы раз, то это наверняка где-то и когда-то должно повториться в том или ином виде. А если так оно и есть, и мы действительно не одиноки в космосе, то почему же мы не находим следов высокоразвитых цивилизаций в космосе?

Во-вторых, дело может быть в том, что проявления таких цивилизаций кажутся нам естественными процессами. Радиосигналы ловить от них может быть бесполезно скорее всего потому, что они пользуются высокоэффективными средствами обмена информацией - остронаправленными маломощными сигналами, информация в которых сжата, зашифрована, защищена помехоустойчивым кодированием и передаётся каким-нибудь оригинальным способом модуляции.

В-третьих, на определённом этапе развития высокоразвитая цивилизация закукливается. Она создаёт для себя удобную среду для существования и развития, а происходящие вовне процессы её интересуют разве только с точки зрения имеющихся там ресурсов для обеспечения собственного существования.

В нашумевшем фильме "Аватар" технологическая цивилизация уничтожает биосоциальную цивилизацию в погоне за редкими ресурсами. В реальности наша планета могла бы быть интересной цивилизации с другой планеты в Солнечной системе. Но таких цивилизаций в Солнечной системе не наблюдается. Если же цивилизация, существующая в другой звёздной системе, достигла такого уровня развития, который позволяет ей прилететь к нам, то вряд ли они отправятся так далеко ради того, что можно без проблем найти и ближе.

Вот почему нам, скорее всего, не стоит ждать ни общения с другими цивилизациями, ни опасаться их. Придёт время - мы сами достигнем того уровня, который позволит нам без труда обнаруживать цивилизации, находящиеся на нашем нынешнем уровне развития. Вряд-ли к этому времени они будут представлять для нас какой-то интерес, отличный от того, который представляют различные дикие племена для этнографических экспедиций. Более развитые цивилизации будут рассматривать в таком же ключе нас.

Лишь в исключительно редких случаях две цивилизации могут оказаться поблизости друг от друга на примерно равном уровне развития. В таких исключительно редких случаях эти цивилизации скорее всего будут обладать разной скоростью развития, так что очень скоро более слабая цивилизация окажется в подчинённой роли, которая приведёт её к полному поглощению другой цивилизацией или приведёт её к состоянию культурно-технологического реципиента. Возможно и мирное сосуществование двух цивилизаций, находящихся на примерно равных уровнях развития, если они обладают разной биохимией и потому будут претендовать на ресурсы разного типа, естественным образом избегая конфликтов. Возможно именно соседство двух примерно равно развитых цивилизаций позволит совершить им мощный рывок в развитии, благодаря постоянному соперничеству или сотрудничеству, а одинокие цивилизации, лишённые такого стимула, могут развиваться очень медленно или вовсе добровольно остановиться в развитии на определённом этапе.

О познании

В настоящее время наблюдается экспоненциальный рост количества научных публикаций. Лем считает, что на определённом уровне роста наука столкнётся с недостаточностью ресурсов - в первую очередь людей. И тогда нужно будет каким-то образом решать эту проблему.

Во-первых, нужно будет научиться управлять направлениями исследований. Исследования более не будут стихийными и всенаправленными, но будут выполняться планомерно в рамках намеченного направления. Тут могут возникнуть трудности, потому что часто для получения результатов в одной области, требуются ещё не известные результаты из другой области. Даже когда будет установлен приоритет в исследованиях по одному направлению, то для достижения результатов в этом направлении придётся изучить ещё несколько связанных направлений. То есть, проблема с экспоненциальным ростом научной информации будет лишь слегка ослаблена, но не будет решена полностью. Другая трудность заключается в том, что для верного выбора приоритетов нужно иметь хорошее общее представление о возможных направлениях исследований. Когда в исследованиях начнут выделяться приоритетные направления, картина общего представления будет искажена в каком-то определённом направлении, так что объективный выбор сделать уже не получится. Раз вступив на определённый путь развития, человечеству придётся продолжать его.

Во-вторых, для того, чтобы справиться с экспоненциальным ростом в научных данных, можно попробовать автоматизировать науку. Лем предполагает, что в будущем появятся некие "фабрики знания". У него нет никаких идей, как в точности они будут устроены. Одно из возможных предположений - это будут системы из взаимодействующих друг с другом химических веществ, которые будут "черпать" знания из собственной структуры и свойств веществ, из которых они сложены.

В-третьих, нужно будет сосредоточиться на практических результатах, умерив попытки объяснения обнаруженных явлений, и сделав акцент на их практическом применении. Именно таким образом поступает эволюция. Нейронная сеть, которой является и мозг человека, умеет достигать практических результатов долгой тренировкой, но не коренным пониманием законов, лежащих в основе явлений. Например, человек, забрасывающий мяч в баскетбольную корзину, не рассчитывает силу и направление броска исходя из массы мяча, его формы, материала поверхности, состава воздуха, направления ветра, расположения кольца в пространстве. Человек видит корзину и бросает в неё мяч, сам не зная, каким образом он выбрал силу и направления броска. Нейронные сети не пользуются достоверными знаниями, они используют корреляции.

Об искусственном интеллекте

Возможен ли искусственный интеллект? Лем отвечает на этот вопрос утвердительно. Возьмём за основу наших рассуждений известный тест Тьюринга. Представим, что конструктор пытается создать машину, которая прошла бы тест Тьюринга. Он не ограничен в ресурсах и поэтому его первая машина представляет собой огромное хранилище со всеми возможными вопросами, которые можно задать машине, и ответами на них. Человек, проверяющий такую машину, очень скоро обнаружит, что эта машина всегда отвечает на одни и те же вопросы одинаково и не помнит прошлых бесед. Наш конструктор создаёт новую машину, которая помнит прошлые беседы и учитывает их содержание при ответах на вопросы. Предположим, что и эта машина по каким-то причинам не проходит тест Тьюринга. Конструктор создаёт и создаёт новые машины, внося в них новые доработки. Через некоторое время очередной машине удаётся убедить собеседника в собственной человечности. Обратимся теперь к длинному ряду машин. Можно ли провести границу между двумя соседними машинами, сказав об одной из них, что она не обладает интеллектом, а о другой, что она обладает интеллектом? Нет. Таким образом Лем приходит к выводу, что интеллект не является вещью, о которой можно было бы в точности судить - есть он или его нет. Интеллект - величина не дискретная, сила интеллекта может плавно возрастать от полного нуля до единицы - уровня, сравнимого с уровнем интеллекта среднего человека.

Но интеллект может быть и выше нашей условной единицы. Имеются ли пределы уровня интеллекта? Лем считает, что такой предел может существовать. По мере линейного роста системы, отдельные её части настолько удаляются друг от друга, что более не могут работать в едином ритме из-за слишком долгого распространения сигналов. Система перестаёт, таким образом, представлять собой единое целое и неизбежно распадается на части, не способные работать друг с другом согласованно. Отдельные части такой системы могут даже вступать друг в другом в соперничество или явное противостояние.

Природа неоднократно натыкалась на пределы линейного роста и неоднократно находила выход из создавшейся ситуации в создании надсистем. Одним из таких примеров было изобретение природой многоклеточных организмов. Когда даже самые большие амёбы потеряли преимущества перед клеточными колониями, природа начала экспериментировать с многоклеточными организмами. В последующем природа изобрела социальные группы, объединяющие отдельных индивидов. Примерами таких социальных групп могут служить общественные насекомые и люди. При переходе от линейного роста системы к построению надсистемы может наблюдаться деградация элементов, ставших компонентами надсистемы. Компоненты новой системы, ранее обладавшие полной автономией, отказываются от части собственных функций, передавая их другим компонентам получившейся системы. Известно, например, что современные люди обладают меньшим объёмом мозга по сравнению с неандертальцами.

Искусственный интеллект, построенный по принципам нейронной сети, мог бы оказаться полезным для достижения практических результатов в науке. Нейронные сети хорошо умеют обнаруживать корреляции между различными явлениями. Однако, нейронные сети не обладают способностью к интроспекции - они могут находить и использовать корреляции, но не могут объяснить, почему обнаруженная корреляция должна сработать. Это одна из причин, по которой искусственный интеллект в чистом виде вряд ли будет использоваться на практике в особенно ответственных областях. Прежде чем применить обнаруженную корреляцию, в целях безопасности её неплохо было бы проверить с логической точки зрения. Лем приводит такой пример: перед искусственным интеллектом ставится задача замедлить рост населения, искусственный интеллект предлагает чаще пользоваться людям определённой маркой зубной пасты. В чём заключается взаимосвязь - искусственный интеллект объяснить не может, но он точно знает, что существует связь между продажами зубной пасты и рождаемостью. Люди проведут клинические испытания этой зубной пасты и не обнаружат никакой взаимосвязи между её использованием и способностью зачать потомство. Выявленная взаимосвязь, однако, может оказаться коварной - вещество из зубной пасты может оказывать воздействие на клетки организма, в результате которого в ДНК появляется вариант рецессивного гена, который проявит себя только при встрече с другим рецессивным геном, который образовался сходным образом от лекарства от облысения. Человек, обладающий комплектом двух таких генов, будет обладать пониженной плодовитостью. Использование таких необъяснённых закономерностей может оказаться губительным в долгом масштабе времени.

Ещё одна причина, по которой, возможно, искусственный интеллект не получит широкого распространения в чистом виде, заключается в том, что создание такого интеллекта может оказаться чрезмерно неэффективным. Может оказаться, что коллектив людей, снабжённый более дешёвой техникой, будет способен достигать более точных решений с меньшими затратами. Подобно тому, как боевые человекоподобные роботы из мультфильмов в реальности окажутся слабее по всем параметрам, чем более дешёвые танки, самолёты и ракетная техника, так и универсальный искусственный интеллект может оказаться очень дорогим и менее эффективным по сравнению с коллективами людей, снабжённых специализированной техникой.

О религии и виртуальной реальности

В одной из глав Лем обсуждает, что человечество на протяжении всей своей истории жило в условиях дефицита, в том числе дефицита знаний. Преодолевать этот дефицит помогали воля и вера, в результате чего человек, так или иначе, стремился к совершенству. Сейчас наступила эпоха изобилия. У человечества пропали стимулы для самосовершенствования, в том числе человек утратил веру. В то же время человеку необходимы непреходящие ценности, придающие жизни смысл. Лем предлагает, при наличии соответствующих технологий, изобрести загробный мир, где эквивалент души будет жить в соответствии с заслугами его прототипа в реальной жизни.

Если искусственный интеллект будет построен по принципам нейронной сети, обнаруживающей корреляции, то через некоторое время этот искусственный интеллект может обнаружить корреляции, не имеющие логического обоснования. Он будет просто верить, что явление Б следует из явления А. Таким образом, считает Лем, возникновение веры окажется обусловленным естественными причинами. А раз разум неизбежно будет изобретать веру, которая будет вступать в конфликт с рациональным началом, то выходом может оказаться рационализация веры - то самое конструирование загробных миров.

Такой загробный мир будет представлять собой один из вариантов виртуальной реальности (виртуальную реальность Лем называет "фантоматикой"). Человечество могло бы избрать своей целью конструирование искусственного мира, содержимое которого соответствовало бы наилучшим представлениям людей о справедливости или о райской жизни. Такой мир должен быть устроен так, чтобы изнутри него нельзя было обнаружить внешний мир. Наша Вселенная - хороший пример такого мира. Его границы постоянно удаляются от нас, а на скорость передвижения наложено ограничение, так что нельзя ни увидеть границы этого мира, ни достичь их.

Другой вариант виртуальной реальности предполагает подключение к нему сознания людей. Почему-то Лем вводит искусственное ограничение, что в каждой из виртуальных реальностей может находиться не больше одного человека. Это противоречит нашим современным представлениям, возникшим на основе многопользовательских компьютерных игр, в которых в одном виртуальном мире одновременно может находиться и взаимодействовать между собой по правилам этого мира множество людей.

Лем рассматривает в своей книге ещё множество других интересных тем, связанных с технологиями. Виртуальная реальности, связанная с погружением в неё людей, основывается на технологиях, которые можно использовать для так называемого телеприсутствия, которое Лем называет "телетаксией". Технологии телепортации, способные в различных вариантах не только переносить предметы, но и копировать их, Лем называет "фантопликацией". Все эти технологии - виртуальная реальность, телеприсутствие, клонирование, телепортация - порождают массу интересных вопросов на тему сущности сознания и относительности идентичности. Чем будут отличаться друг от друга оригинал и копия? Можно ли будет считать телепортированного человека оригиналом или только копией исчезнувшего оригинала? А если при телепортации сохранять оригинал?

В общем и целом можно сказать, что книга полностью сохранила актуальность содержания, но несколько устарела по форме. В книге имеется множество отсылок на результаты научных исследований и на книги 1960-х годов. В книге используются самостоятельно выдуманные названия для вещей вроде виртуальной реальности, телеприсутствия и телепортации. Только эти особенности напоминают о времени написания книги. Сейчас со всей очевидностью можно сказать, что только одно предположение автора оказалось полностью ошибочным - о том, что в одной виртуальной реальности не могут присутствовать сразу несколько людей. Ценность книги немножечко снизилась только из-за названных обстоятельств, да, пожалуй, из-за того, что на рассмотренные темы позже было написано немало других книг.

О редактуре

Это издание книги изобилует редакторскими примечаниями. Примечания писали уже знакомые мне по книге Джея Фостера "Мировая динамика" редакторы - Николай Ютанов и Сергей Переслегин. Пользуясь случаем, ещё раз пошлю в их сторону лучи поноса и пну их за то, что они не отличают редакторские примечания от своих пометок, сделанных на полях книги. Примечания объёмные, вступают в полемику с автором, редакторы часто торопятся опровергнуть мысль автора, которую сам автор опровергает в следующей паре абзацев. Редакторы выдают желаемое за действительное, ссылаясь на фантастическую литературу и компьютерные игры как на серьёзные исследования упомянутой автором темы. Редакторы в примечаниях занимаются саморекламой, обильно ссылаясь на какие-то доклады, сделанные ими на конференциях, которые правильнее было бы назвать междусобойчиками. Все эти недостатки ужасно мешают чтению книги, а само это издание хочется заменить на какое-нибудь другое, редакторы которого были бы более вежливыми по отношению к автору и читателям. Я хотел прочитать Лема - так дайте же ему слово и не присаживайтесь мне на уши.

read more at morbo


Пимушкин С. И. Роботы из крышек
morbow
13:00 19.03.2017
Пимушкин С. И. Роботы из крышек
А теперь - кое-что совсем иное. Как-то в интернет-магазине попалась такая вот брошюрка:


Подумал, что сыну будет интересно. Крышки собирал довольно долго, с полгода. Желание собрать из этих крышек уже давно пропало, но тут вдруг решил попробовать что-нибудь собрать. Не зря же книжка была куплена? Получилось вот что:





Использованы были баночка от витаминов, коробочка от бахилл, "крышка-колпачок спортивный", крышки от пластиковых бутылок, крышки от бутилированной воды, крышки от питьевого йогурта. Кроме этого, понадобится иголка с ниткой, бельевая резинка, шило. Для вдохновения лучше приобрести книжку - там есть некоторое количество примеров, на основе которых можно придумать что-нибудь своё. Этот робот собран не по схеме, а придуман на основе образцов из книжки. В нём используется два кусочка бельевой резинки: первый проходит от ладони до ладони через плечи и тело робота, второй проходит от стопы до стопы через обе ноги, тело и голову робота. На концах резинки завязываются узелки. Советую не отрезать резинку сразу, а протянуть не отрезая до одного конца, завязать несколько узлов, потом максимально натянуть резинку, отрезать и завязать узелки на другом конце, а уже затем равномерно распределить всю длину резинки по телу робота.

Если вы думаете, что я занимаюсь какой-то чушью, то это действительно так. Но я в этом не одинок: Роботы из крышек

Ну и напоследок:

read more at morbo


Александр Панчин. Сумма биотехнологии
morbow
13:00 12.03.2017
Александр Панчин. Сумма биотехнологии


Давным-давно я подписался на блог Planetarium Александра Панчина. В этом блоге меня привлекли несколько хорошо раскрытых тем, по которым я придерживаюсь аналогичных взглядов: антирелигиозная тема, тема эволюции и антикреационизма, темы с разоблачением гомеопатии.

К сожалению, я каким-то образом пропустил тот момент, когда вышла книга автора этого блога. Но не так давно почти случайно я наткнулся на неё в веб-магазине. Решил купить. К названию книги отнёсся скептически, потому что воспринял его как попытку создать ассоциацию с книгой Станислава Лема "Сумма технологии".

Оказалось, что скептицизм мой не оправдался. Книга оказалась очень интересной и насыщенной. После книг западных авторов, вроде Ричарда Докинза, у которых принято долго разжёвывать одну мысль, эта книга кажется очень сбалансированной - в имеющийся объём втиснут максимум информации, но подана она весьма полно и доходчиво, так что не приходится восстанавливать пропущенный смысл, как будто читаешь телеграмму. На мой взгляд, такая подача материала характерна для отечественной научно-популярной литературы. У нас не принято считать читателя дураком и разжёвывать элементарные вещи, а принято обращаться к читателю на равных, что является несомненным достоинством этой книги.

Рассказать в нескольких словах, о чём книга, не получится. Как я уже говорил, книга очень насыщенная.

Начало книги посвящено развенчанию разнообразных мифов о ГМО - генно-модифицированных организмах. Исследованиям безопасности ГМО посвящено необычайно большое количество работ. Из них лишь несколько содержат выводы о вреде ГМО, но при внимательном рассмотрении оказывается, что эти работы содержат серьёзные ошибки в методах проведения экспериментов, методах анализа результатов или содержат явные манипуляции, проявляющиеся воздействовать на читателя эмоциональными методами.

Почему же мифы о вреде ГМО получили такое распространение? Есть две причины - неграмотность обывателя, которой легко воспользоваться для манипуляции его мнением, и интересы производителей "натуральных" продуктов, удобрений и пестицидов, опасающихся, что генно-модифицированные продукты питания за счёт лучших вкусовых качеств, высокой урожайности и устойчивости к вредителям, уменьшат спрос на обычные продукты питания, на удобрения и пестициды. Как показали опросы, большинство людей считает, что гены есть только в генно-модифицированных продуктах. Примерно такое же количество людей считает, что генно-модифицированные организмы опасны. Разница в соотношении этих двух групп людей составляет примерно два процента. Именно столько людей знает о том, что такое ген, и поэтому могут считаться противниками ГМО, имеющими хоть сколь-нибудь разумные аргументы. Этой неграмотностью и пользуются производители "натуральных" продуктов, удобрений и пестицидов, чтобы защитить свой бизнес.

Как ни странно, крупные производители ГМО не очень-то стремятся к развенчанию мифов. Дело в том, что истерия вокруг ГМО ведёт к усиленному законодательному регулированию в этой области. Крупным производителям ГМО выгодно, чтобы у них было как можно меньше конкурентов, а сложное законодательство в области ГМО ведёт именно к тому, что потенциальным конкурентам очень трудно пройти все необходимые процедуры, необходимые для выпуска продукции на рынок.

Некоторые производители ГМО из-за трудностей, связанных с лицензированием, практикуют селекцию, в ходе которой из выращенных растений отбираются те образцы, в ДНК которых имеются мутации, ведущие в желаемую сторону. В итоге производителям ГМО удаётся методами селекции отобрать те образцы, в которых появляется такое изменение, которое производитель ГМО изначально хотел встроить в растение. Несмотря на то, что результат получается точно таким же, дополнительные усилия по селекции часто оправдываются, т.к. подчас получить лицензию на ГМО оказывается значительно труднее.

Дальше в книге описываются механизмы работы клетки в контексте продуцирования белков из ДНК, различные технологии встраивания ДНК в геном, приводятся проблемы, которые можно решить и цели, которых можно достичь. Из интересных фактов: у бактерий весь наследственный материал располагается на одной-единственной молекуле ДНК, замкнутой в кольцо. У бактерий существует собственный иммунный механизм, позволяющий им защищаться от бактериофагов - вирусов, заражающих бактерии. Во-первых, бактерия избегает определённой последовательности нуклеотидов в ДНК и вырабатывает белок, который разрезает все ДНК, в которых есть такие последовательности нуклеотидов. Если вдруг в бактерию попадёт вирус, в ДНК которого есть эта последовательность, то белок разрежет ДНК вируса и тем самым обезвредит его. Кроме того, бактерия собирает фрагменты молекул ДНК от вирусов и встраивает их в специальную область своего генома. Фрагменты ДНК из этой области используются для поиска и нейтрализации ДНК бактериофагов.

У людей иммунная система устроена сложнее. Не буду погружаться в детали. Скажу лишь, что в отличие от бактерий, у людей иммунитет не передаётся по наследству. Если бы иммунитет кодировался в ДНК, то наследственный материал, кодирующий антитела, значительно превышал бы по объёму весь остальной наследственный материал. Антитела конструируются из ограниченного количества фрагментов, которые каждый раз соединяются в разной последовательности. Если антитело узнало свою цель, то лейкоциты с этим антителом начинают усиленно делиться, заодно порождая новые вариации удачного антитела. Неудачные вариации не находят цель и снижают интенсивность деления. Так происходит точная подстройка иммунитета на конкретную цель.

Бактерии умеют встраивать в свой геном не только фрагменты ДНК бактериофагов, они вообще любят захватывать из внешней среды кусочки наследственного материала и встраивать в себя, благодаря чему осуществляется горизонтальный перенос генов. У некоторых бактерий захват чужеродной ДНК интенсифицируется в агрессивной среде. Бактерия испытывает своего рода шок и судорожно пытается извлечь из внешней среды фрагменты наследственного материала других организмов. Видимо статистически такое поведение выгодно, поскольку в этой агрессивной среде скорее всего окажутся другие бактерии, которые эту среду хорошо переносят.

Бактерии умеют не только захватывать фрагменты ДНК, но и встраивать их. Этим занимаются агробактерии, которые встраивают в растения кусочки ДНК, которые заставляют растения производить вещества, полезные для бактерий. Среди других способов внести изменения в ДНК, генные инженеры пользуются и этими бактериями, заменя естественные встраиваемый бактерией фрагмент ДНК на нужный. Дальше остаётся отобрать клетки растения, в которые бактерия встроила этот ген нужным образом, и размножить растение вегетативно.

Одним из самых одиозных учёных, работающих в сфере генетики, является Крейг Вентер. На его счету создание искусственного вида бактерии. В лаборатории из генов бактерий спроектировали минимальный жизнеспособный организм, синтезировали получившуюся ДНК и подсадили её в бактерию, из которой была извлечена её собственная ДНК. В итоге из бактерии получился искусственный организм, способный к жизни и размножению. Параллельно с государственной программой расшифровки генома человека, которая велась в США, Крейг Вентер вёл собственную коммерческую программу, с использованием более дешёвого и быстрого способа чтения ДНК. Он же придумал расшифровывать "геном океана" - расшифровывать ДНК, содержащиеся в пробах морской воды. Благодаря таком подходу удалось найти гены многих неизвестных ещё организмов и выяснилось, что около 60% наследственной информации содержится в вирусах.

Ещё один интересный факт заключается в том, что наиболее родственным человеку видом является шимпанзе. Но у шимпанзе 48 хромосом, а у человека только 46. Объяснение очень простое - в процессе эволюции две пары хромосом соединились (11 и 13 хромосомы шимпанзе соответствуют 2 хромосоме человека). В середине объединённой хромосомы остались фрагменты теломер - участков ДНК, которые находятся на краях хромосом и укорачиваются при делении клеток. Есть предположение, что теломеры являются защитой от раковых клеток. Т.к. раковые клетки размножаются чаще обычных, теломеры на их ДНК довольно быстро пропадают полностью, а дальнейшее размножение ведёт к смерти получившихся клеток. Интересно, правда, что существуют бессмертные раковые клетки HeLa, полученные из раковых клеток шейки матки Генриетты Лакс. Эти клетки учёные по всему миру используют для тестирования реакции клеток челоека на различные химические вещества.

Это лишь несколько фактов из книги, которые я смог вспомнить. На самом деле в книге имеется масса разнообразной интересной информации. Рекомендую.

read more at morbo


Томас Кун. Структура научных революций
morbow
13:00 05.03.2017
Томас Кун. Структура научных революций


Знаменитая книга о научных революциях, автор которой ввёл в оборот слово "парадигма". Книгу купил давно, но всё не мог добраться до неё или просто не хотел. Когда читал книгу "Корпоративные информационные системы", то читалась она тяжело, т.к. написана сухим академическим языком. Чтобы не насиловать мозг, решил разбавить её какой-то другой книгой и взял "Структуру научных революций". Читая их попеременно, удалось-таки довольно быстро дочитать "Корпоративные информационные системы".

Но и "Структура научных революций" оказалась не менее трудной для чтения, поэтому и её я решил разбавить другой книгой, о которой напишу, когда дочитаю её. Так вот, "Структура научных революций" читается тяжело уже не потому, что написана сухим академическим языком, а потому что автор просто не умеет системно излагать мысли. Несмотря на то, что книга поделена на 13 глав, а каждая из глав посвящена какой-то определённой теме, в процессе чтения любой главы забываешь, с чего она началась и куда клонит автор. Создаётся ощущение, что автор гуляет по большому парку со множеством различных дорожек и тропинок, случайным образом сворачивая с одной дорожки на другую. При этом одна глава отличается от другой лишь тем, что автор входит в парк с другого входа. Всё-таки в большинстве книг принято обозначить обсуждаемый вопрос, обозначить будущие ракурсы, с которых этот вопрос будет обсуждён, а потом последовательно посмотреть на вопрос под разными ракурсами, попутно приводя примеры к месту. Читать же это словоблудие мне было очень тяжело, т.к. не заметно чтобы автор придерживался такого подхода. Мысль витиеватая, примеры приводятся к месту и не к месту, предложения очень длинные и изобилуют заумными конструкциями, характерными для наукообразных текстов.

В целом, вынес из этой книги я не так много. Все мысли можно уместить в нескольких абзацах.

В науке существуют три этапа развития: допарадигменный период, период нормальной науки и период ненормальной науки. Два последних периода последовательно сменяют друг друга. В допарадигменный период в определённой научной области нет общей теории, а имеется несколько конкурирующих или не замечающих друг друга школ, каждая из которых объясняет явления с какой-то своей точки зрения. Когда разные научные школы приходят к общему пониманию предмета изучения, формируется единая парадигма, а область исследования оформляется в самостоятельную научную дисциплину - наступает период нормальной науки. В период нормальной науки учёные руководствуются единой парадигмой, которая позволяет объяснять результаты экспериментов и подсказывает новые области для дальнейших исследований. Со временем, когда область исследований становится всё шире, копятся всё новые и новые факты, которые нельзя объяснить в рамках текущей парадигмы. Саму парадигму при этом не удаётся уточнить и доработать так, чтобы новые факты можно было объяснить в рамках доработанной парадигмы. Наступает кризис, во время которого учёные больше не могут руководствоваться в своих исследованиях старой парадигмой. Этот период называется периодом ненормальной науки. Старая парадигма больше не годится, но новой парадигмы ещё нет. Разные учёные и научные школы пытаются предложить новые парадигмы, которые потенциально могут объяснить факты, не объяснимые в рамках имеющейся парадигмы. Из новых парадигм со временем остаётся только одна, которая и становится новой парадигмой - происходит научная революция.

Среди конкурирующих парадигм не обязательно будет выбрана наиболее достоверная. Часто из разных вариантов выбирается вариант наиболее простой и удобный для дальнейшего использования, но в ходе наступившего периода нормальной науки могут появиться факты, не укладывающиеся в выбранную парадигму. В таком случае может произойти возврат к ранее отклонённым парадигмам на новом уровне. В большинстве случаев учёным, работавшим в период нормальной науки, бывает трудно принять новую парадигму, поэтому новая парадигма вступает в полную власть через довольно долгий промежуток времени, когда из науки выбывает старое поколение учёных и их заменяет новое поколение. Новому поколению проще научиться мыслить в новой парадигме. Даже тем немногим учёным из прежнего поколения, которым удаётся принять новую парадигму и научиться использовать её, часто оказывается довольно трудно полностью переключиться на новую парадигму и использовать её как источник новых, ещё не изученных проблем.

Парадигма позволяет учёным сосредоточиться на исследованиях, а не заниматься просветительской деятельностью, как это происходит в допарадигменный период. Когда есть единая, принятая всеми учёными парадигма, мнения неспециалистов становятся не столь важными, поэтому учёный имеет возможность проводить исследования и делиться результатами с узким кругом специалистов. Для неспециалистов единая парадигма доносится уже в виде научно-популярной литературы, в которой излагаются факты, по которым у специалистов уже сложилось общее мнение. При написании учебников вся история исследований в данной научной области излагается с позиций текущей парадигмы, несмотря на то что часть предыдущих исследований делалось в рамках прошлой парадигмы. При каждой смене парадигмы меняются и учебники, так что каждое новое поколение учёных воспринимает историю развития науки линейно и оказывается не готовым к очередной смене парадигмы.

По поводу большинства открытий нельзя назвать их точную дату и открывателей. Часто бывает так, что несколько учёных проделывают похожие эксперименты, получают схожий результат, но только одному из них удаётся объяснить результат эксперимента таким образом, который в дальнейшем и станет излагаться в учебниках. В книге приводится пример - открытие кислорода. Первым относительно чистую пробу кислорода получил шведский аптекарь К. В. Шееле. Вторым по времени получил кислород английский учёный богослов Джозеф Пристли. Третьим кислород получил Лавуазье. Но из всех троих только Лавуазье понял, что получил новый газ, который выступает окислителем в реакциях горения. Пристли объяснял полученный им газ с точки зрения флогистонной теории и посчитал полученный газ сначала закисью азота, а затем - воздухом как таковым, но с меньшим содержанием флогистона. Но и Лавуазье считал, что кислород содержит в себе теплород, который и выделяет тепло в реакциях горения. Кислород как самостоятельный газ начал употребляться в научной литературе задолго до того, как наука полностью избавилась от понятия теплорода. В итоге, нельзя сказать, что именно Лавуазье стал открывателем кислорода, но из всех получивших этот газ экспериментаторов, Лавуазье оказался ближе всех в попытках объяснить природу полученного им газа.

Из недостатков издания книги можно отметить несовпадение нумерации страниц в содержании и в самой книге. Чтобы получить реальный номер страницы, нужно вычесть из номера, указанного в содержании, три страницы. Когда я это заметил, я тут же вспомнил книгу "Вскрытые вены латинской Америки", у которой тоже были несовпадения в нумерации страниц в примечаниях к тексту книги. Тем более обе книги схожи в том, что их авторы не умеют излагать свои мысли системно. И там и тут авторы пишут то ли для себя, то ли для узкого клуба читателей, хорошо знакомых с излагаемой темой.

read more at morbo


Павел Петрович Олейник. Корпоративные информационные системы
morbow
13:00 26.02.2017
Павел Петрович Олейник. Корпоративные информационные системы


Как-то так совпало, что я примерно в одно и то же время наткнулся в интернете на статью О возможности применения системы ДИСПЛАН для сбалансированного управления экономикой Веры Викторовны Глушковой - дочери Виктора Михайловича Глушкова и на эту книгу в книжном магазине.

Я неоднократно и с интересом читал о проектах ЕГСВЦ и ОГАС, но считал их забытыми проектами, не получившими практического воплощения. Оказалось, что отдельные элементы системы ОГАС были реализованы на практике. Среди одной из таких систем можно назвать систему "Дисплан" - диалоговую систему планирования, предназначенную для планирования производственной деятельности на уровне используемых ресурсов, материалов и плана загрузки мощностей. В то же время нынешние системы ERP я воспринимал только лишь как сочетание складского и бухгалтерского учёта. Когда я полистал эту книжку в книжном магазине, то понял, что идеи "Дисплана" были реализованы ещё в системах MRP II, а нынешние системы ERP, по идее, должны включать в себя полный спектр возможностей системы MRP II. Две области знаний, ранее не пересекавшиеся между собой в моей голове, внезапно соединились. Книжку решил купить и ознакомиться поподробнее.

Книга в основном теоретическая и больше похожа на результат систематизации различных материалов по теме, найденных в Интернете. Впрочем, это тоже неплохо для того, чтобы составить более-менее полное общее представление о типах систем для автоматизации управления предприятиями, их функциях и перспективах развития.

По мере роста вычислительных возможностей компьютеров, росли и возможности систем. Последующие системы вбирали в себя функции предыдущих. На рисунке ниже схематически показаны этапы развития систем:

В книге рассматриваются следующие системы:
  • MPS - Master Planning Scheduling - управление календарным планированием. Система позволяет составить календарный план закупок материалов и производства продукции.
  • MRP - Material Requirement Planning - планирование материальных потребностей. Система позволяет посчитать, возможно ли выполнить заказ к указанному сроку и во что обойдётся выполнение заказа, если при нынешнем плане его сделать нельзя, но всё же очень нужно. На предприятиях, занимающихся распределением товаров, аналогом этой системы являются системы DRP - Distribution Requirements Planning.
  • MRP II - Manufacturing Resource Planning - планирование производственных ресурсов. Позволяет планировать загрузку производственных ресурсов начиная от покупки сырья и материалов, заканчивая выпуском продукции. Большинство систем этого типа включают в себя подсистему SCM - Supply Chain Management - систему управления цепочками поставок.
  • ERP - Enterprise Resource Planning - планирование ресурсов предприятия.
  • CSRP - Customer Synhronized Resource Planning - планирование ресурсов совместно с потребителем.
  • ERP II - Enterprise Resource and Relationship Processing - обработка данных по ресурсам и взаимоотношениям предприятия. Включает в себя подсистему CRM - Customer Relationship Management - управление взаимоотношениями с клиентом.
На рисунке ниже показано, как последующие системы вбирают в себя в виде отдельных модулей функции уже существовавших ранее систем:

Забавно, что в компании, где я работаю, систему CRM переименовали в систему ERP. При этом функции системы остались прежними. Для чего это было сделано? Возможно для того, чтобы руководство не задавало вопросов о том, не стоит ли внедрить в компании систему ERP. С другой стороны, по факту в компании для бухгалтерского и складского учёта используется 1С, назвать которую ERP-системой можно было бы на гораздо больших основаниях.

read more at morbo


Дэвид Дойч. Структура реальности. Наука параллельных вселенных
morbow
13:00 19.02.2017
Дэвид Дойч. Структура реальности. Наука параллельных вселенных

С первых же страниц книги автор отправляет читателя в нокаут. На основе мысленного эксперимента с фонариком, дающим разные интерференционные картины при разном количестве щелей, автор выводит существование множества теневых реальностей, каждая из которых не только равновероятна, но и существует на самом деле.

Но нас так просто не возьмёшь. Автор считает фотон только частицей и для объяснения интерференционной картины привлекает виртуальные частицы - "теневые фотоны", с которыми якобы взаимодействует реальный фотон при прохождении через щель. Однако, в Копенгагенской интерпретации квантовой физики не существует чистых частиц, каждая частица ведёт себя и как волна. Планетарная модель строения атома считается современными физиками устаревшей, место электрона-частицы в этой модели теперь занимает электрон-облако. Это облако представляет собой распределение вероятностей нахождения электрона-частицы в пространстве. В квантовом мире пока частица не провзаимодействовала с чем-то, она может находиться где угодно, а узнать, где она находится, можно только провзаимодействовав с ней. По-моему в этом нет никакой нелогичности. Если бы мы узнали о местонахождении до того, как частица провзаимодествовала бы с чем-либо, то это было бы нарушением причинно-следственных связей.

Если воспринимать фотон как только частицу, то потребуется привлечь для объяснения его поведения какие-то виртуальные частицы, "теневые фотоны" из параллельной реальности, но если объяснять фотон и как волну, то его движение через щели происходит без взаимодействия с чем-либо. А раз так, то надо воспринимать это движение, как движение волны и не рассуждать, через какую из щелей пролетел фотон, а рассуждать о том, какова вероятность прохождения фотона через каждую из щелей. По сути фотон интерферирует сам с собой, т.к. при прохождении через щели меняется конфигурация вероятностного распределения фотона в пространстве.

Если уж автору так нравится идея мультивселенных, то с точки зрения Копенгагенской интерпретации можно согласиться с ним, когда речь идёт о множестве вероятных будущих вселенных, потенциально существующих для одной частицы. Но потом частица взаимодействует с чем-либо и из всех вероятных будущих вселенных одной частицы остаётся только одна, которая превращается в реальную, а все остальные вероятные будущие вселенные так навсегда и остаются в прошлом.

Ещё более наглядно это можно представить как бросок игральной кости. Пока кость падает, для этой кости существует 6 равновероятных будущих вселенных. Когда кость упала, то можно увидеть, что реализовалась только одна из этих вселенных, а все остальные вероятности остались в прошлом.

Впоследствии автор не раз возвращается к этому мысленному эксперименту, каждый раз как бы подзуживая "Карфаген должен быть разрушен" - "существует непрерывно увеличивающееся количество вселенных". Насколько я понял, автор настаивает именно на идее мультивселенной (интерпретации Эверетта) только для объяснения квантовых вычислений. Квантовый компьютер, по мнению автора, интерферирует с собственными экземплярами из других вселенных, так что все экземпляры распределяют между собой вычисления, в итоге порождая в разных вселенных все возможные решения задачи пропорционально вероятности решения. Одно из этих решений, которое может быть и единственным, мы и будем наблюдать в своей версии вселенной. Так как Дойч является автором одного из алгоритмов квантовых вычислений, а также имеются первые результаты в области практического создания квантовых компьютеров, можно заключить, что автор хорошо разбирается в теме квантовых вычислений, а стало быть интерпретация Эверетта имеет право на жизнь.

Вообще же книга не только о квантовой физике и мультивселенных. В ней делается попытка нащупать Теорию Всего, но не в том смысле, в котором её понимают физики, подразумевая под Теорией Всего такую теорию, которая свяжет воедино все виды взаимодействий - электромагнитное, слабое, сильное и гравитационное. В качестве кирпичиков для такой (не физической) Теории Всего автор выбрал четыре теории:
  1. теорию многомировой интерпретацию квантовой физики, выдвинутую Хью Эвереттом,
  2. теорию вычислительных машин Алана Тьюринга,
  3. теорию эволюции Дарвина в её современной интерпретации от Ричарда Докинза,
  4. теорию познания - эпистемологию, в формулировке Карла Поппера.
На протяжении книги автор берёт эти теории в различных сочетаниях и объясняет, как они взаимосвязаны друг с другом и что из этого следует. Начинать связывать их друг с другом можно в любом порядке. Книга начинается с теории мультивселенной, а мне проще начать с эпистемологии. Курт Гёдель доказал знаменитую теорию о неполноте, которая утверждает, что не существует полного и логически непротиворечивого набора аксиом для того, чтобы логически доказать любое утверждение или опровергнуть его. Для доказательства утверждений, которые нельзя вывести из имеющихся аксиом, человеческий мозг привлекает новые аксиомы. Но человеческий мозг появляется в результате выполнения организмом программы, записанной в генах. Гены формируются в процессе эволюции, впитывая в себя всё больше знаний об устройстве среды, в которой они живут, и оказывая всё более сложное воздействие на формирование прослойки, через которую они взаимодействуют с этой средой - на тела организмов. Таким образом, организм является физической реализацией машины Тьюринга, которая познаёт окружающий мир. Новые аксиомы эта физическая машина извлекает из физической реальности. Учёный, являющийся машиной Тьюринга, даже не проводящий экспериментов, всё равно привлекает к процессу познания физическую реальность, поскольку он сам является физическим объектом. Поскольку машина Тьюринга - это физический объект, то о вселенной можно сказать, что она обладает заложенной в неё способностью к самопознанию и нет ничего невозможного в существовании искусственного интеллекта. Поскольку физический объект, являющийся машиной Тьюринга, способен ко всё более полному пониманию окружающего мира, он способен предсказывать поведение этого мира, способен его моделировать. Таким образом возможно создать вычислительную машину, опирающуюся на физические принципы, которая будет моделировать внутри себя другие реальности. Поскольку вселенная состоит из квантов, а каждый квант существует одновременно в бесконечном количестве состояний, вся вселенная тоже одновременно существует в бесконечном количестве состояний. В разных вариантах вселенной произошли все возможные варианты событий.

В качестве иллюстрации существования мультивселенной на макроуровне привлекается знаменитый кот Шредингера. Читая в очередной раз про этого кота, на этот раз я задумался о том, почему происходит распад атома, инициирующего смерть кота. Когда читал книгу "Анти-Дюринг" Фридриха Энгельса, там высказывалось умозаключение о том, что покоящаяся материя не может внезапно перейти в состояние движения. На основе этого опровергается вывод о том, что у вселенной существует начальный момент времени, до которого вселенная находилась в покоящемся состоянии. Если покоящаяся вселенная пришла в движение, значит либо её кто-то привёл в движение, либо она и так уже пребывала в движении. Если считать, что вселенная - это по определению всё сущее, то снаружи неё нет ничего и поэтому привести в движение она могла только сама себя. То есть вселенная всегда пребывала в движении и не существует начального момента времени. Время устремляется в бесконечность не только в будущее, но и в прошлое. Если так думать, то и распад атома не может быть случайным, а скорее всего чем-то провоцируется. Я подумал, что источником такого воздействия могут быть нейтрино, которые взаимодействуют с материей очень редко. И в этом предположении я оказался не одинок. На просторах интернета я нашёл человека, который тоже подумал об этом: Внешний фактор радиоактивного распада. Кстати, Дойч считает, что понятия времени вообще не существует, поэтому у вселенной нет ни начала ни конца, ни прошлого ни будущего, а есть только текущий момент, являющийся суперпозицией всех вероятных вселенных.

Поскольку, как размышляет автор, времени не существует, то путешествия во времени могут существовать, но будут представлять собой перемещения в одну из параллельных вселенных, которые могли бы привести к появлению вселенной, в которой мы сейчас находимся. Если путешественник во времени начинает воздействовать на эту вселенную, то он меняет вероятности возникновения производных вселенных. Таким образом он может оказаться во вселенной, которая соответствует будущему проделанных им изменений. Но это не будет новым будущим той вселенной, из которой путешественник отправился в прошлое. Это будет просто другим вариантом той вселенной. Фактически путешествие в прошлое при этом будет представлять собой перемещение между разными вариантами вселенной.

Это была третья прочитанная мной книга из четырёх книг, рекомендуемых Анатолием Вассерманом для формирования целостной картины мира. Не прочитанной осталась только "Сумма технологии" Станислава Лема.

read more at morbo


Ричард Докинз. Бог как иллюзия
morbow
13:00 12.02.2017
Ричард Докинз. Бог как иллюзия


Долгое время не хотел читать эту книгу. Нет, дело не в том, что я не хотел расставаться с иллюзиями - к атеизму я пришёл уже давно. Дело в том, что мне просто не приятно спорить на эту тему с верующими людьми. Каждый раз подобные споры не приводят ни к чему хорошему - в итоге обычно потеряно много времени, каждый остался при своём, а отношения становятся более натянутыми. Верующие часто считают, что я дескать не дорос до религии и если я прочитаю библию, то непременно всё пойму и стану верить. Во-первых, не понятно, почему именно библию, ведь религий множество. Во-вторых, звучит фальшиво из уст тех, кто сам никогда не читал библию. Ну и в третьих, это звучит высокомерно - как будто верующие более высокодуховны и более высокоморальны, а атеист - ну это так, недозрелый человек какой-то.

Взрослея люди расстаются с детскими иллюзиями, часто от них можно услышать снисходительное "ты ещё веришь в сказки?" Считается нормальным, что взрослый человек становится способным более адекватно воспринимать реальность. Это относится к чему угодно, но только не к религии. Можно перестать верить в сказки, в Деда Мороза, но никогда - в бога. Меня гнетёт эта невидимая стена, которая так уродует верующего человека, закрывая его от любых доводов разума. Мне не нравятся сложные ничем рационально не объяснимые обряды, а вид толпы людей в церкви, одержимо крестящихся и воздевающих взоры к потолку, производит на меня совершенно сюрреалистическое впечатление - мне начинает казаться, что все вокруг посходили с ума и я попал в какой-то театр абсурда.

Книга оказалась неожиданно сдержанной. Аргументам против религии в книге отведено не так-то много места. Большая часть книги оказалась посвящённой вопросам, почему религии возникают и почему люди так подвержены их воздействию. В качестве объяснений приводится несколько разных версий.

Во-первых, эволюция способствовала выживанию тех людей, дети которых безоговорочно верили родителям. Дети запоминали и верили не только в полезные предостережения, но и в различный мусор, возникающий в голове родителей. Взрослея эти дети точно так же передавали своим детям и полезные сведения, и мусор, доставшийся им от родителей.

Во-вторых, эволюция выработала в мозге способность моделировать реальность и предсказывать будущее. Кто точнее и с меньшими затратами умеет предсказывать будущее, у того больше шансов выжить и передать свои гены потомству. Существует несколько методов моделирования: физический, проектный и целевой. Физический метод использует универсальные законы природы, наиболее точен, но требует большого количество усилий для того, чтобы удерживать в голове большое количество элементов, взаимодействующих по сложным законам. Проектный метод исходит из того, что у каждого предмета есть предназначение, функция, для которой он используется. Исходя из этого можно понять, как он будет себя вести в будущем. Например, лук и стрелы предназначены для охоты, нужно натянуть тетиву, нацелить стрелу в сторону животного и отпустить тетеву вместе со стрелой - стрела полетит в сторону животного. Целевой метод похож на проектный, но считает, что у предмета есть не предназначение, а цель. Грубо говоря, если применить целевой метод моделирования к луку со стрелами, то стрела обладает целью и будет стремиться попасть в животное, даже если животное будет от неё убегать. В какой-то телепередаче я слышал о подобном мышлении индейцев, которые стреляли из ружей. Они считали ружьё волшебным предметом, у которого есть цель. Часто они не целились, а просто направляя ружьё в сторону врага, считая что волшебная сущность ружья сама поймёт, кого надо убить. Так вот, целевой метод моделирования будущего - самый экономичный. Не удивительно, что маленькие дети мыслят именно таким образом и полагают, что у каждого предмета есть цель. Дождь идёт для того, чтобы поливать растения, трава растёт для того, чтобы кормить коров, деревья нужны для того, чтобы коровы могли об них почесать свою шкуру (или чтобы в их тени мог укрыться путник) и т.д. Не удивительно, что всему окружающему миру, в соответствии с целевым мышлением, предписывается наличие цели, а в соответствии с проектным мышлением - наличие создателя, который придумал этот мир для этой цели. Сама Земля, все животные и люди были созданы - это кажется очевидным для незрелого мышления, не овладевшего в полной мере физическим методом моделирования реальности.

В-третьих, имеется интересное объяснение, которое Докинз нашёл в книге "Происхождение сознания при разрушении двухкамерного рассудка" Джулиана Джейнса. В книге анализируются античная литература и делается предположение, что разговоры героев с богами - это не иносказание. В прошлом люди не обладали сознанием, а процесс мышления сводился к внутреннему диалогу. В голове человека звучал некий голос, который предлагал решения для текущей ситуации, а человеку оставалось лишь согласиться или отказаться от предложенного решения. Если внутренний голос пропадал, то считалось, что боги отвернулись от него. Для человека, привыкшего к советам внутреннего голоса, это действительно было шоком. Со временем "двухкамерный рассудок" был вытеснен полноценным сознанием. То, что раньше считалось проклятием богов, теперь стало нормой.

В книге упоминаются Гитлер и Сталин. Предполагаю, что Докинз вспомнил о них не по собственной воле, а лишь потому что религиозные люди считают обоих атеистами и абсолютными злодеями. В книгах западных авторов меня раздражает то, что они выискивают в нашей истории Ивана Грозного (которого у них принято называть Ужасным) или Сталина и представляют их в качестве какого-то эталонного исчадия ада. Я искренне не понимаю, почему эти два сильных государственных правителя не дают покоя иноземцам? Ведь европейские правители-то были гораздо кровавее (можно почитать статью Анатолия Вассермана на эту тему - "Наша сила — в том, что нас мало. Основная причина преимуществ русской цивилизации перед европейской", чтобы сделать такой вывод). Концентрационные лагеря Гитлер перенял у "цивилизованных" британцев. Единственная вина Гитлера, видимо, заключалась в том, что он организовал концлагеря в Европе, а не где-нибудь в далёких колониях. А чем европейцам так насолил Сталин, которого они каждый раз ставят на одну ступень с Гитлером? С Гитлером всё понятно - он захватил почти всю Европу, но Сталин-то Европу освободил! Были ли Гитлер и Сталин религиозными людьми или они были атеистами - это совершенно не важно. А важно то, что Гитлер был олицетворением идей нацизма - превосходства одной нации над другими, а Сталин был олицетворением идей интернационализма - равенства всех наций. Именно эти идеи составляли основу их мировоззрения, а не религия. Полагаю, что безопаснее для собственной шкуры быть всё-таки интернационалистом, потому что интернационализм один, а нацизмов много - по одному для каждой нации. И не факт, что чей-то национализм будет защищать интересы именно вашей нации.

С точки зрения способности людей к разделению друг друга на враждебные группы, классические религии вроде христианства или мусульманства, ничем не лучше идеологии нацизма - каждая из этих религий считает своих приверженцев в чём-то выше приверженцев других религий. Более того - вражда даже происходит внутри одной и той же религии, разграничивая людей по приверженности одному из различных течений. Православные, католики, протестанты, сунниты, шииты, алавиты даже тогда, когда не враждуют между собой, то хотя бы конкурируют.

По тексту книги много раз встречается мнение, что в США очень много религиозных людей. Многие из них нетерпимы к представителям сексуальных меньшинств, абортам, различным, даже самым невинным, проявлениям педофилии. Эту нетерпимость можно рассматривать как своего рода религиозный фундаментализм. Существует статистическая связь между религиозностью населения отдельных штатов и их предпочтением республиканской партии. Соответственно, защищает права секс-меньшинств обычно демократическая партия. Чем более нетерпимо относятся к секс-меньшинствам религиозные люди, тем более рьяно приходится защищать права секс-меньшинств. Получается, что религиозному фундаментализму можно противопоставить только либеральный фундаментализм. Когда я понял это, я понял почему американцы так тщательно следят за свободами сексуальных меньшинств в других странах. Демократическая партия считает себя самой передовой в вопросах демократии во всём мире, а все остальные страны как бы по определению отстают от США в вопросах демократии. Поэтому, по их представлениям, любое ограничение прав сексуальных меньшинств заведомо не может нести в себе никаких рациональных доводов, а является только лишь проявлением отсталости. На мой же взгляд, их общество является недостаточно зрелым для того, чтобы придерживаться разумного баланса прав и ограничений. Из-за присущей их менталитету незрелости, они вынуждены в вопросах прав секс-меньшинств придерживаться полярных взглядов. Это и порождает такое болезненное восприятие ограничений пропаганды гомосексуализма в России. Для демократической партии США существует только чёрное и белое - кто не за безграничную свободу, тот за полное ущемление свободы.

Примерно в том же духе защищаются в США и интересы женщин. Если смотреть со стороны на всю эту возню, то можно заметить тот же либеральный фундаментализм. У нас к вопросу прав женщин не относятся с таким пристрастием, возможно потому что женщины получили равные с мужчинами права ещё в 1917 году. С тех пор в нашей стране выросло не одно поколение и для всех давно привычна мысль о правовом равенстве женщин и мужчин. Хотя любому разумному человеку понятно, что мужчины и женщины всё-таки отличаются друг от друга и диспропорции в реальном обществе будут существовать. Но законодательно зафиксировать квоты для женщин - это значит перегнуть палку в другую сторону, дав женщинам привилегии за счёт притеснения мужчин. В США до этого ещё не доросли, поэтому иногда кажется, что белый мужчина с нормальной ориентацией и здоровьем - это изгой общества, потому что ценнее его оказываются женщины, гомосексуалисты, темнокожие и инвалиды. Движения феминисток, ожесточённо сражающиеся за свои права, пытаясь вести деятельность на территории нашей страны, часто недоумевают от того, что женщины вовсе не стремятся заниматься этой борьбой. По привычной инерции они списывают это нежелание бороться за права на низкий уровень духовного развития, пытаются заниматься просвещением и объяснять женщинам, почему они должны бороться за свои права. И некоторые действительно клюют на эту пропаганду, а большинство разумных женщин просто не чувствуют себя ущемлёнными. В книге приводится такой вот интересный список, когда в разных странах женщины получили равное право голоса:
  • Новая Зеландия - 1893
  • Австралия - 1902
  • Финляндия - 1906
  • Норвегия - 1913
  • США - 1920
  • Великобритания - 1928
  • Франция - 1945
  • Бельгия - 1946
  • Швейцария - 1971
  • Кувейт - 2006
Можно понять, почему в этом списке нет России. Светоч демократии оказался бы на 3 года позади тоталитарной России. Это было бы для них моральным шоком.

Для меня оказалось сюрпризом, что существуют вполне себе прогрессивные священники, которые разделяют светскую и религиозную жизнь, не воспринимают религию как догму. В книге приводится пример, как несколько священников Великобритании подписали обращение к властям о недопустимости преподавания креационизма в одном из частных образовательных учреждений. Сам Ричард Докинз тепло отзывается о некоторых знакомых ему священнослужителях.

В одной из глав автор говорит, что религия - важная сторона культуры. Для того, чтобы наслаждаться художественными произведениями на религиозные мотивы, не обязательно верить в бога. Точно так же как не обязательно верить в реальность персонажей книг, чтобы тем не менее получать от этих книг удовольствие. Я считаю это верным и если уж в школах собираются преподавать основы религий, то хотел бы чтобы преподавание велось со светских позиций. Как я себе это представляю? Рассматривается одна из религий со всеми сюжетами и заветами, затем рассказывается о самых больших или важных храмах, приводится толкование произведений с религиозным сюжетом - то, что нельзя в них понять, не зная основ соответствующей религии и т.д. То есть больше внимание следует уделять культурному и историческому контексту, а не промывке мозгов в виде принуждения детей пересказывать библейские сюжеты у доски, знать назубок заповеди, уметь креститься и читать молитвы.

read more at morbo


Ричард Докинз. Расширенный фенотип
morbow
13:00 22.01.2017
Ричард Докинз. Расширенный фенотип


В некотором роде эта книга является продолжением предыдущей книги автора "Эгоистичный ген". Как говорится, сказал А, скажи и Б. В книге "Эгоистичный ген" автор предлагает читателю посмотреть на эволюцию под непривычным углом - в природе соперничают друг с другом и подлежат естественному отбору не организмы, а их гены. И именно гены, будучи первопричиной всех свойств организмов, подлежат отбору. Это гены соревнуются друг с другом за выживание, а не организмы - организмы являются всего лишь транспортом для них. Всё многообразие организмов - это всего лишь проявление генов, которые стремятся улучшить свой транспорт, чтобы увеличить вероятность своего выживания. Даже так - те гены, которые создадут для себя наиболее успешный транспорт, обеспечивают себе выживание. В книге "Расширенный фенотип" этот угол взгляда на эволюцию принимается за базу, и под этим углом ещё раз рассматривается весь процесс естественного отбора.

В результате рассмотрения под таким необычным углом зрения, автор приходит к выводу - гены могут проявлять себя не только в том организме, в котором они находятся, но и распространять своё действие далеко за его пределы. С этой точки зрения особенно хорошо понятными становятся явления паразитизма, симбиоза, а также вирусы, которые вообще не обладают собственным обменом веществ. Для паразитов другие организмы являются всего лишь средой обитания, такой же, какой является окружающая среда для обычных организмов. Симбионты отличаются от паразитов лишь тем, что размножаются тем же путём, что и их хозяева. Всё, что полезно для организма-хозяина, будет полезно и для симбионта. Паразиты размножаются другим путём, рано или поздно пути генов хозяина и паразита расходятся, из-за чего неизбежно рано или поздно возникает конфликт интересов (но и паразиты некоторое время могут оказывать полезное воздействие на организм хозяина, пока их пути совпадают). Вирусы с этой точки зрения являются точно такими же организмами, как и любые другие организмы - их цель заключается в размножении своих генов. Единственное их отличие от других организмов заключается в том, что окружающей средой, в которой живёт вирус, является живая клетка. Во всех этих случаях гены проявляют своё действие в организме хозяина, а в случае привычных нам организмов они могут проявлять себя в окружающей среде. Наиболее яркий пример - плотины бобров, которые тоже являются фенотипическим проявлениям генов, присутствующих в организмах бобров. Наконец, все клетки-эукариоты, обладающие клеточным ядром, являются примером результата развития симбиоза прокариот - ядро клетки, митохондрии и прочие органеллы обладают собственной оболочкой и собственной ДНК. Это является основанием для того, чтобы предположить, что когда-то на одном виде прокариотов паразитировали другие виды прокариот. Но т.к. их путь размножения совпадал, то всё, что было полезным для паразита, оказалось полезным и для хозяина. Со временем, в процессе эволюции, паразиты утратили способность жить вне клеток-хозяев, редуцировались и стали выполнять лишь самые необходимые функции, полезные для хозяина.

Особенно интересным было пристальное рассмотрение сложной половой схемы размножения. Здесь нет ничего случайного. Каждая особенность - расфасовка всего генетического материала по множеству хромосом, кроссинговер хромосом, малые размеры сперматозоидов и их огромное количество - всё здесь направлено на то, чтобы снизить эксплуатацию схемы размножения каким-либо чрезмерно эгоистичным геном в свою пользу. Большое количество хромосом способствует снижению возможности узнавания геном особей, которые его содержат. В случае диплоидного организма, содержащего всего две хромосомы, ген, содержащийся в одной из хромосом, сможет легко угадать, содержится ли он в своём родственнике, произошедшем от того же родителя, т.к. всё потомство организма либо будет содержать всю хромосому, в котором этот ген находится, а значит и все соседние гены, проявляющие себя во внешности, либо не будет содержать эту хромосому. Чтобы снизить вероятность узнавания геном потомков, содержащих его, используется большое количество хромосом, а также кроссинговер, так что даже найдя внешние проявления генов в потомке, чересчур эгоистичному гену будет сложно создать такой организм, который мог бы определить, произошёл ли родственник от этой хромосомы, или от альтернативной ей, т.к. этот внешний признак может оказаться в соседней с геном хромосоме и потому совсем не будет свидетельствовать о том, что этот ген содержится в этом потомке. Малые размеры сперматозоида не позволяют гену продуцировать некие спермициды, которые могли бы убивать или ослаблять другие сперматозоиды, не содержащие этот ген. Наконец, само количество сперматозоидов делает попадание конкретного гена в следующее поколение вопросом большой случайности. Докинз приводит в качестве аналогии защитные системы компьютеров - разнообразные схемы шифрования и аутентификации совсем не способствуют более эффективной обработке информации, т.к. на эти защитные меры тратится часть мощности компьютера, но эти системы необходимы для того, чтобы ими не смогли воспользоваться чужие в своих собственных целях.

Автор предлагает рассматривать свою книгу как пропаганду нового взгляда на эволюцию. Слово "пропаганда" на западе привычно воспринимается в отрицательной коннотации, за что автор пытается оправдаться. Если же отбросить неудобное слово и попытки оправдания, то суть книги, словами автора, сводится к следующей центральной мысли:
Во многом благодаря Гамильтону, большинство полевых биологов теперь придерживается той теоремы, что поведение животного должно максимизировать вероятность выживания всех находящихся в этом животном генов. Я подкорректировал это утверждение, и получилась новая центральная теорема расширенного фенотипа: “Поведение животного стремится максимизировать выживаемость генов этого поведения, независимо от того, находятся ли эти гены в организме животного, данное поведение осуществляющего”. Если бы фенотип животного всегда находился под полным контролем генотипа и не подвергался влиянию генов других организмов, тогда обе эти теоремы были бы равносильны друг другу.
Оправданиям, или вернее сказать - опровержениям мыслей, приписываемых автору, посвящена отдельная глава. Опровергается в том числе представление о генетическом детерменизме, что гены решают всё и если некое поведение предписано геном, то преодолеть действие гена невозможно. Забавно, что в качестве первого попавшегося примера подобных укоренившихся в обществе мифов приводится миф о том, что Гитлер сбежал в Аргентину, что подтверждается недавно прочитанной мной книгой "Серый волк. Бегство Адольфа Гитлера". Не очень удачный вышел пример :)

В отличие от книг "Слепой часовщик" и "Эгоистичный ген", эта книга не была изначально написана для широкой аудитории. Книга изобилует множеством специальных терминов, некоторые из которых я забыл даже после знакомства с предыдущими книгами автора. Например, я мучительно долго пытался вспомнить, что же такое "реципрокный альтруизм", пока по ходу текста не попался, наконец, хороший пример, который и напомнил мне смысл этого понятия. Словарик, специально добавленный к книге в её конце, в этом случае не помог, т.к. этого и многих других терминов и понятий в нём не оказывается. Даже сам словарь не блещет полнотой, т.к. в статье "симбиоз" упоминается слово "мутуализм", которого нет в словаре. Кроме того, поскольку книга была написана в первую очередь для специалистов, она кажется весьма затянутой. Прежде чем заявить о центральных идеях этой книги, автор долго и кропотливо занимается подготовительной работой, демонстрируя свои представления по различным тонким вопросам, разные позиции по которым неспециалисту кажутся лишь вариациями на одну и ту же тему, хотя для специалистов они, возможно, имеют принципиальное значение. В итоге, когда книга подходит к самому главному, преподносимые автором идеи кажутся настолько простыми и очевидными, что кажется, что столь кропотливая подготовка была излишней. Хотя, с другой стороны, может быть именно столь кропотливая подготовка создаёт такой фон, на котором преподносимая автором мысль уже теряет свою необычность и кажется вполне логичной.

После знакомства с книгой Фридриха Энгельса "Анти-Дюринг", кажется что по многие споры напоминают споры о том, что же появилось первым - яйцо или курица. Диалектическое мышление позволяет воспринимать подобные вопросы совершенно спокойно. Да, элементарные частицы одновременно являются и волнами. Да, естественному отбору подвергаются и организмы, и гены, проявляющие себя в организмах. Да, ген может проявлять себя и в других организмах, а другие организмы могут оказывать влияние на выживаемость этого гена. Единство и борьба противоположностей, тот самый куб Неккера, на который ссылается сам Ричард Докинз. Обе точки зрения исключают одна другую, но в то же время составляют единое неделимое целое. Возможно, если бы западным биологам преподавали диалектику, то каждый из них не отстаивал бы с пеной у рта свою единственно правильную точку зрения, а изначально чётко видел бы куб Неккера. Тогда Ричарду Докинзу не пришлось бы проводить в этой книге столь долгую подготовительную работу лишь для того, чтобы попытаться переключить восприятие читателей на альтернативу, диалектически составляющую единое целое с общепринятой точкой зрения.

read more at morbo


Прочитанное за 2016 год
morbow
13:00 15.01.2017
Прочитанное за 2016 год
Иван Антонович Ефремов

1. Лезвие бритвы



Содержание:
o Лезвие бритвы (роман)
o Эллинский Секрет (рассказ)
o Афанеор, дочь Ахархеллена (рассказ)

Джон Сонмез

2. Путь программиста. Человек эпохи IT



Анатолий Вассерман

3. Чем социализм лучше капитализма



Яков Кедми

4. Безнадёжные войны



Нурали Латыпов, Анатолий Вассерман

5. Острая стратегическая недостаточность



Роберт Мартин

6. Идеальный программист. Как стать профессионалом разработки ПО



Сергей Буркатовский

7. Война 2020. Первая космическая



Содержание:
o Война 2020. Первая космическая (роман)
o Луна: Там, где нас не было (статья)

Эдуардо Галеано

8. Вскрытые вены Латинской Америки



Ефремов Иван Антонович

9. Звёздные корабли



Содержание:
o От автора
o Встреча над Тускаророй (рассказ)
o Озеро горных духов (рассказ)
o Путями Старых Горняков (рассказ)
o Олгой-Хорхой (рассказ)
o «Катти Сарк» (рассказ)
o Голец Подлунный (рассказ)
o Белый Рог (рассказ)
o Тень Минувшего (повесть)
o Алмазная Труба (рассказ)
o Обсерватория Нур-и-Дешт (рассказ)
o Бухта Радужных Струй (рассказ)
o Последний Марсель (рассказ)
o Атолл Факаофо (рассказ)
o Звездные корабли (повесть)
o Юрта Ворона (рассказ)
o Адское пламя (рассказ)
o Наука и научная фантастика (статья)
o Наука и фантастика (статья)
o Космос и палеонтология (статья)

Роберт Хейзен

10. История Земли



Ричард Докинз

11. Слепой часовщик



Алексей Бережной

12. Сохранение данных: теория и практика



Нурали Латыпов, Анатолий Вассерман

13. Страна премудрых пескарей



Ричард Докинз

14. Эгоистичный ген



Валентин Холмогоров

15. Pro вирусы



Саймон Данстен, Джерард Уильямс

16. Серый волк. Бегство Адольфа Гитлера



Ли Ченчжи

17. Развитие китайских космических технологий


read more at morbo


Фридрих Энгельс. Анти-Дюринг. Переворот в науке, произведённый Евгением Дюрингом
morbow
13:00 08.01.2017
Фридрих Энгельс. Анти-Дюринг. Переворот в науке, произведённый Евгением Дюрингом
В прошлом году обзавёлся двумя книгами из "списка Вассермана", которых у меня ещё не было - Энгельса и Дойча. Теперь у меня в наличии есть все четыре книги из рекомендуемого им списка:
  • Ричард Докинз. Слепой часовщик
  • Фридрих Энгельс. Анти-Дюринг
  • Дэвид Дойч. Структура реальности
  • Станислав Лем. Сумма технологии
Первую книгу из списка я уже прочитал, теперь решил взяться за другую - за Энгельса.



Мог ли кто-нибудь подумать, что сейчас, когда Маркса и Энгельса не навязывают для обязательного изучения, их ещё будет кто-то читать? Мне всегда казалось, что всяческие Карл Маркс-Фридрих Энгельс и Марксизм-Ленинизм были только идеологами, а идеологии меня интересуют мало - я предпочитаю понимать, а не слепо верить. Решил прочитать эту книгу, поскольку посчитал, что Анатолий Вассерман не посоветует плохого, тем более в таком небольшом списке и тем более по соседству с известными мне Докинзом и Лемом.

Во-первых, хочется сказать несколько слов об издании. Первым делом обратил внимание на то, что в выходных данных книги не был указан её объём в авторских листах. На книге на писано, что это перевод с немецкого (что очевидно), но не указан переводчик. Сам текст книги отпечатан некачественно, причиной чему я первоначально счёл то, что отпечатана книга была Чувашии. Ну мало ли - в провинциальной типографии могут использовать устаревшее оборудование. Однако потом я заметил в книге дефекты, которые явно нельзя списать только на устаревшее оборудование - некоторые из них напоминали карандашные пометки и кусочки древесных опилков в плотной бумаге. Тогда я понял, что это отпечатанный без изменений результат сканирования какой-то другой книги. Когда я это понял, я решил рассмотреть внимательнее качество печати выходных данных. Мои догадки подтвердились - дело вовсе не в том, что в Чувашии плохое оборудование. С одной стороны хочется сказать людям спасибо за то, что эту книгу благодаря их стараниям можно купить. С другой стороны - издание сделано небрежно. Результат сканирования не был распознан, отредактирован и отпечатан качественными шрифтами. В выходных данных не указан переводчик. На мой взгляд, переводчик был весьма высокой квалификации, потому что некоторые цитаты Дюринга были лишены смысла в исходнике. Я сам хорошо знаю, как непросто переводить тексты с чужого языка, а уж перевести на русский то, в чём изначально нет смысла - это высшая квалификация.

Во-вторых, о форме самой книги. Книга представляет собой критический разбор "трудов" Евгения Дюринга - "философа", "экономиста" и "мыслителя". Кавычки в прошлом предложении не случайны. В общем и целом о Дюринге можно сказать только то, что это чванливое невежество. По складу ума я технарь, поэтому воспринимал все гуманитарные науки как мудрствование над очевидным, либо как ахинею, не подтверждённую практикой. Сейчас я готов посыпать голову пеплом и сказать, что был глубоко не прав. В своё оправдание могу сказать то, что меня гуманитарным наукам учили, видимо, такие же невежества, как Дюринг или такие же технари, как я сам, которые и сами не воспринимали свой предмет всерьёз. Возможно именно потому, что неспециалисту трудно разобраться в гуманитарных науках, а по форме они выглядят ничем не подтверждённой болтовнёй, у многих создаётся ощущение, что тут каждый имеет право высказывать своё собственное авторитетное мнение. Таким был и Дюринг.

Наконец, о самой сути книги. Занимаясь критикой, Энгельс концентрируется на сути критических замечаний и привлекает для этого не только логику, но и ссылается на множество других авторов в области философии, социологии, права, экономики, а также приводит массу примеров для иллюстрации ошибочности утверждений Дюринга. Так и невежественный читатель вроде меня проходит по всем коридорам и закоулкам гуманитарных и общественных наук, начиная постигать их систему. Одна из глав этой книги, посвященная критике политэкономии Дюринга, написана Марксом. Энгельс часто использует в ироническом ключе цитаты из самого Дюринга. В частности, на протяжении всей книги используются фразы "проникающая до самых корней", "окончательная истина в последней инстанции", "своеобразные в самой основе выводы и воззрения", которые ближе к концу больше походили на мемы.

После прочтения этой книги становится понятным, зачем в университетах преподают философию - диалектический материализм. Это база для понимания исторического материализма, суть которого заключается в том, что все изменения в устройстве общества базируются на экономике - на господствующем способе производства. А исторический материализм, в свою очередь является обоснованием идей коммунизма. Мне пока трудно судить, насколько неизбежен коммунизм, но по крайней мере кризис капитализма сейчас уже становится очевидным. Сменится ли капитализм коммунизмом - судить пока что сложно. Но логика происходящего сейчас в мировой экономике, на мой взгляд, такова.

По аналогии с феодальным и рабовладельцеским строем, в которых преобладающими классами были землевладельцы и крестьяне, рабовладельцы и рабы, при капитализме преобладающими классами являются капиталисты и пролетарии. Капиталисты присваивают себе часть продукта, произведёнными пролетариями, на том основании что капиталисты владеют средствами производства. Продукт реализуется на рынке, но весь его рабочие раскупить не могут, т.к. лишь часть стоимости этого продукта возвращается рабочим в виде зарплаты. Оставшаяся часть денег идёт в карман капиталисту. Но капиталисту сам произведённый продукт не нужен, т.к. этот продукт изначально производился на продажу. В итоге рано или поздно на рынке возникает ситуация, которую циники назвали "кризисом перепроизводства" - на рынке есть множество товаров, на которые нет платёжеспособного спроса. Но эту ситуацию можно толковать с разных сторон. С одной стороны продукта действительно произвели много. А с другой стороны во время кризисов "перепроизводства" есть много людей, которые не могут позволить себе купить продукт, т.к. у них нет денег.

До сих пор капиталистическая система находила выход из этой ситуации - освоение новых рынков сбыта. Излишний продукт продавался на внешних рынках, т.к. его цена оказывалась ниже, чем при изготовлении в феодальном или рабовладельческом строе за счёт более узкой специализации и большей автоматизации труда. Постепенно рынок осваивался и осваивался, для снижения издержек производства в условиях ужесточающейся конкуренции не только увеличивалась степень автоматизации, но и труд заменялся на более дешёвый. Так производства стали перетекать в страны с более дешёвым рабочим трудом.

По мере освоения новых рынков капиталистический способ производства замещал прежние менее эффективные способы производства. Теперь уже капиталистическим предприятиям пришлось начать конкурировать с капиталистическими же предприятиями, соревнуясь в эффективности. Менее эффективные предприятия разорялись и поглощались более эффективными. Сейчас конкуренция во многих отраслях стала настолько жёсткой, что при господствующем везде способе производства капиталисту достаётся всё меньшая и меньшая норма прибыли. Деньги стало проще делать уже не в производстве, а в финансовой сфере.

Во время кризисов "перепроизводства" капиталистические страны прибегают к так называемой политике "количественного смягчения" - процентная ставка понижается, чтобы деньги в виде кредитов вновь поступили на рынок и "излишек" продукции оказался реализованным. Но при низкой процентной ставке деньги становится проще заработать на выдаче кредитов, чем на производстве и поэтому начинают надуваться финансовые пузыри. Например, банки выдают дешёвые ипотечные кредиты под залог покупаемой недвижимости, не особо проверяя платёжеспособность заёмщика. Логика банков тут заключается в том, что пусть заёмщик не надёжный, зато невозвратные займы страхуются недвижимостью, которая по логике банков всегда в цене. Но в конце концов в собственности у банков оказывается масса домов, которые нужно продать, чтобы вернуть деньги. На рынке недвижимости образуется избыток предложения, из-за чего цены падают. Банки оказываются в проигрыше - обманули сами себя. Подобные же схемы надувания финансовых пузырей можно встретить и в других областях, например - в добыче сланцевого газа. Из-за того, что деньги доступны, становится возможным финансировать отрасль, которая при недостатке денег не была бы особо привлекательной.

Апофеоз попыток подстегнуть производство можно наблюдать в политике "количественного смягчения", заходящей в отрицательную область доходности. Банки выдают кредиты предпринимателям под отрицательные проценты. Предприниматель должен вернуть банку денег меньше, чем он изначально занял. Отрицательные процентные ставки по кредитам могут ошеломлять глупостью, но на самом деле дело тут в том, что такие кредиты не дают всем подряд - их дают только производителям или конечным покупателям продукции (то есть ограничивается право перепродажи товара, на покупку которого был взят кредит). Таким искусственным способом банки стараются подстегнуть реальное производство, нормы прибыли в котором, напомню, стремятся к нулю.

Правом эмиссии собственной валюты обладают не все банки. Им обладает один-единственный банк - Федеральный Резервный Банк. Все остальные страны для эмиссии собственной валюты должны предварительно наполнить своё золотовалютное хранилище соответствующим количеством мировых резервных валют или золота. Поскольку мировые резервные валюты найти на рынке проще, чем золото, то ими страны и обеспечивают собственную эмиссию. В конечном счёте все деньги, выпущенные для выдачи кредитов по сниженной ставке, берутся из США, а США берёт эти деньги у ФРС. Внутренний долг США - это не столько показатель того, насколько США задолжали миру при приобретении собственного благосостояния. Этот долг выражает общую сумму мировой эмиссии. На столько долларов (и зависящих от них валют) стало больше в мировой экономике.

Поскольку производство во всём мире нужно для жизни людей, но уже не обеспечивает прибыли для капиталистов, капиталисты сейчас стараются освободиться от собственности и оперировать только деньгами, занимаясь спекуляцией акциями, покупая их при повышении и продавая при понижении рыночной цены. Такая безответственность капиталистов людям не очень-то нравится, потому что людям нужны не ничем не обеспеченные деньги, а им нужны товары и рабочие места. За доступность ни того, ни другого капиталисты отвечать уже не готовы. На мой взгляд, эта тенденция приводит к тому, что государства вынуждены брать отдельные производства в собственные руки - для обеспечения военной безопасности, для обеспечения продовольственной безопасности и т.д. Только у государства есть право эмиссии денег, поэтому только оно способно сохранить стратегические предприятия на плаву.

Не могу пока что сделать дальнейших выводов о неизбежности коммунизма, то есть общественной формы владения средствами производства, т.к. своих мыслей на этот счёт у меня пока не хватает, а Маркса я пока не читал :)

Я мог напугать читателя своими пространными рассуждениями об экономике. Книга посвящена экономике лишь в малой части. Если вы, как и я в прошлом, считали гуманитарные и общественные науки профанацией, то я рекомендую ознакомиться с этой книгой. Многое после её прочтения встаёт на свои места и выстраивается в чёткую взаимосвязанную логичную систему.

read more at morbo


?

Log in

No account? Create an account